drug_goy (drug_goy) wrote,
drug_goy
drug_goy

Устами Латыниной


"Гигантское количество у меня вопросов по поводу Гринписа, по поводу фотографа Синякова: «Как можно арестовывать фотографа за исполнение профессиональной деятельности?», не поменяла ли ля свою точку зрения на Гринпис после того, как там маячат такие страшные обвинения гринписовцам?

Тут у меня ряд вопросов, потому что первый вопрос «Как отвечать на провокации?» Проблема заключается в том, что на провокации такого рода нету хорошего ответа. То есть некие люди лезут на платформу, которая, кстати, является чрезвычайно опасным объектом. Уже одно их пребывание, действительно, и странная деятельность может вызвать ту самую экологическую катастрофу, против которой они протестуют. Они лезут, они не останавливаются и они говорят «Мы – мирные люди, а те, кто хочет нас остановить, те – кровавый режим». Ну, как-то странно. Вы представьте себе, что вы живете в квартире, вы – Иван Иванович Пупкин. К вам лезет в окно хорошо подготовленный альпинист, потому что понятно, что люди, которые лезут на платформы в арктических водах, они хорошо подготовлены. Если Иван Иванович ничего не делает, то в окно к нему влезают, разбивают у него дома палатку и говорят «Это в протест, потому что ты, Иван Иванович Пупкин, негодяй». И Иван Иванович, вроде как, в дураках, да? У него дома разбита палатка, он не может там себе яичницу приготовить.

Если он вызывает полицию и сдает этих людей в полицию со словами «Вы – воры» и так далее, то они говорят «А мы были мирные, мы только хотели протестовать, что Иван Иванович – негодяй».

То есть, вот, на провокацию такого рода нет хорошего ответа. Если ты даешь 15 суток, они выходят героями, пострадавшими, чего ровно и добивались. Если даешь им 2 года, вроде как много за мирный протест.

Собственно, провокация этим и отличается от содержательного диалога. Если люди хотят переговоров, они всегда оставляют позицию для противоположной стороны. Если люди принципиально переговоров не хотят, а хотят только унизить противную сторону и поставить ее в безвыходное положение, то это и называется провокацией, да? Это как ракеты Хамас. Вот, Хамас запускает ракеты по Израилю. Что делать? Ничего не отвечать – полетит больше ракет, рано или поздно что-то попадет в мирный дом. Ответить – попадешь в дом с детьми, на крыше которого стоит установка с ракетой, или тебя обвинят в том, что ты попал.

Ведь, собственно, в прошлом году Гринпис уже влез на эту платформу, и тогда власти вообще ничего не сделали. Всё равно они были виноваты.

Вот, это первое. Вот, Войтенко написал, что гринписовцам надо было дать 15 суток и их отпустить, Вот, у Войтенко есть ответ на вопрос, а у меня нет.

Второй вопрос – чрезвычайно неприятный вопрос о Денисе Синякове, которого я, собственно... Первый блог, который я прочла о том, что случилось на платформе Приразломной год назад и сейчас, это был как раз блог Дениса Синякова, и он показался мне блогом активиста. То есть это был блог активиста, который честно писал как мирные гринписовцы крючьями штурмуют эту платформу, а эти кровавые пограничники почему-то сопротивлялись. То есть у меня было впечатление, человек понимает, что он пишет? Да?

Естественно, человек имеет право на такую позицию. Но за такую позицию надо нести ответственность. И проблема заключается в том, что, как я понимаю, Синяков един в двух лицах – он, с одной стороны, фотограф, а, с другой стороны, активист. Если бы существовала возможность Синякова-активиста посадить, а Синякова-фотографа отпустить домой, то я была бы там абсолютно за то, что Синякова-фотографа отпустить домой. В нынешней ситуации ответа я не знаю."

Юлия-свет-Латынина
Tags: ой-вей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments