September 23rd, 2010

мартынко

Сказка, рассказанная на ночь

 (Весь текст + 40 минут видео)

Думаю, многие уже почувствовали, что выбранный (во многом вынужденно) жанр «публицистические сериалы» – начинает все больше затягивать меня. А после того, как я ставлю, наконец, точку, - становится все сложнее выйти из этого состояния подчиненности одной теме с множеством подтекстов и хором самых разных аспектов и оттенков.

Большая проза ищет выхода. Вещи становятся все крупнее, слишком долго не отпускают. Все сложнее становится cниматься с обжитого места и уходить к другим рубежам… Что поделаешь? Война!

Смешно было вновь столкнуться в «Debate Club «Russia online» (а именно в такой формат нынче переходит наш английский блог, где начинается языковая практика «Учебки») – с типичным еврейским блеянием про «многа буков».

Какой-то еврей , теперь уже на английском , чирикая про извечную еврейскую проблему всеобщей зависти всех неевреев на статье «Реакция Вассермана», нисколько не стесняясь навязчивой банальности, в сто тысячный раз удивляется «такому длинному тексту» и «большой работе».

Он даже не догадывается, что тему еще придется продолжить в статье «Право голоса», чтобы окончательно выявить эту омерзительную ухватку местечкового хамья – стараться говорить сразу с противоположных позиций, чтоб уж с полной гарантией заткнуть рот всем окружающим.

©2010 Ирина Дедюхова. Все права защищены.


мартынко

Парадокс

мартынко

Развенчание стереотипов - окна

Ещё меня в США достали их окна. Да, да - обычные американские окна. Окна в США другие чем в России и у нормальных людей. Я вас предупреждал, что в США живут антиподы. У них всё другое, они только внешне люди как люди. И окна другие. Окна в домах и квартирах в США вертикальные. И окна узкие. Вот я мерю: ширина окна 70 см. Просто на комнату их два окна. Причём, если даже кажется, что окно широкое в доме, на самом деле - это просто два узких окна поставлены друг к другу тык в тык. Чаще же они разделены стеной, так что на комнату обычно два окна. А на кухню одно узкое.

Вся жуть этих окон в том, что они не распахиваются и они алюминевые запакетированные. Они двойные - 2 стекла, но стёкла отделены зазором всего в пол сантиметра между собой. Всё стекло таким одним узким и тонким пакетом. Причём пакет этот алюминевый. И такой это алюминевый пакет плохого качества, я вам доложу, что они все ломаются очень быстро. Причём они же открываются вертикально. Открываешь - вверх, а закрываешь, хлопаешь вниз. Окно стоит из двух половинок. Но не правой и левой как у людей, а верхней и нижней. Верхняя половинка фиксирована, а нижняя поднимается руками. Распахнуть окно нельзя. То есть гильонтинный вариант.

Отсюда недостаток этих окон, что в поскольку всё собрано в узкую алюминевую раму, то мыть эти стёкла нельзя. Нет, - теоретически разобрать эти окна можно, - собрать нельзя. То есть они расчитаны только на професиональную разборку - сборку для мытья. И за этим они так и сделаны - чтобы вызывали мыть окна. А стоит мытьё окон дорого, потому что надо разбирать окна. Самому просто помыть окно нельзя. Потому что когда вы открываете окно, подымая его вверх, то наружняя сторона нижней половинки закрывает внутреннюю сторону верхней половинки и они становятся взаимно перекрыты, и вам самому окно не разобрать и тем более не собрать. Понятно? Снутри тем более не помыть. Причём если вы заменили своё расхлистанное окно на новое, то пока оно новое, это ещё можно вызвать помыть окна за большие деньги. Я уже не помню типа, раньше было 300 долл. одно окно. Но если алюминевая рама уже расхлисталась, то уже и мойщики откажутся разбирать - собирать. Дескать, давайте меняйте на новое. Так что что окна можно в Америке менять-покупать-вставлять каждые 5 лет. Это приветствуется. Это, типа, признак высокого уровня жизни.


мартынко

Развенчание стереотипов - придомовая территория

Ещё у них в США из особенностей быта людей, - это отсутствие скамеек перед подъездами. В США вообще не принято сидеть перед подъездами, негде, скамеек не ставят. У людей нет и такого вообще понятия, сидеть или собираться перед подъездами. Полицию вызовут моментально. Более того, перед подъездами и детям играть запрещено. Так везде и написано - "не играть". Где играть, где сидеть? - Есть специальные детские площадки в микрорайоне. Скажем у нас - в километре - вот туда идите и играйте и сидите там. Нет, если у вас частный дом, то на ступеньках своего дома вы сидеть можете, но даже скамеечку вы поставить не можете. Соответственно и посадить перед своим же домом ничего кроме газона и разрешёных цветочков вы тоже ничего не можете. Заставят вырыть и ещё большой штраф заплатите. Овощи хотите вырастить? - В магазине покупайте.

Так что лавочек нет, бабки у подъездов не сидят и дети не играют. Идите - километр на площадку. А во многих местах, до детской площадки можно только на машине доехать. Ведь кроме центра Нью-Йорка, да и вообще в США, - тротуары для пешеходов даже и не предусмотрены. Так что дети играют на проезжей части, и дома так и проектируются, что подъезды выходят прямо на улицы и никакой комплексной застройки, как было в СССР, такого подхода и в помин нет и даже в голову ни кому не приходит.



мартынко

Повторюсь НЕ лишний раз

Сказка, рассказанная на ночь

 (Весь текст + 40 минут видео)

Думаю, многие уже почувствовали, что выбранный (во многом вынужденно) жанр «публицистические сериалы» – начинает все больше затягивать меня. А после того, как я ставлю, наконец, точку, - становится все сложнее выйти из этого состояния подчиненности одной теме с множеством подтекстов и хором самых разных аспектов и оттенков.

Большая проза ищет выхода. Вещи становятся все крупнее, слишком долго не отпускают. Все сложнее становится cниматься с обжитого места и уходить к другим рубежам… Что поделаешь? Война!

Смешно было вновь столкнуться в «Debate Club «Russia online» (а именно в такой формат нынче переходит наш английский блог, где начинается языковая практика «Учебки») – с типичным еврейским блеянием про «многа буков».

Какой-то еврей , теперь уже на английском , чирикая про извечную еврейскую проблему всеобщей зависти всех неевреев на статье «Реакция Вассермана», нисколько не стесняясь навязчивой банальности, в сто тысячный раз удивляется «такому длинному тексту» и «большой работе».

Он даже не догадывается, что тему еще придется продолжить в статье «Право голоса», чтобы окончательно выявить эту омерзительную ухватку местечкового хамья – стараться говорить сразу с противоположных позиций, чтоб уж с полной гарантией заткнуть рот всем окружающим.

©2010 Ирина Дедюхова. Все права защищены.