April 11th, 2012

мартынко

В помощь голодающим Поволжья (с)



Фото отсюда.

...вылетаю в Астрахань. В аэропорту встретил Сергея Пархоменко и нескольких оппозиционных активистов. Все правильно: надо поддержать Олега Шеина и его товарищей, продолжающих голодовку против фальсифицированных итогов выборов мэра города. Там уже Навальный, депутаты Гудков и Пономарев, многие другие. Если у кого-то есть возможность приехать в Астахань, призываю вас это сделать.

Яшин - товарищ без определенных источников дохода, не задумываясь, срывается и летит за 1,5 тыщи километров. Стоимость билета в один конец 200 баксов. Пожрать за голодающих, выпить за их здоровье, переночевать в гостинице, такси, девки... По самым скромным калькуляциям, итого - 1000 бакинских.

Навальный - аналогично, Пархоменко...

Пономарев и Гудков - это отдельная депутатская история. Ни за что не поверю, что они вояжируют за свой счет. Исключительно - за государственный!

К чему это я: Collapse )
мартынко

Шеин, как икона русской революции (посмертно)



Депутат Государственной Думы, один из ведущих политтехнологов партии Справедливая Россия Олег Пахолков.

Редкие идиоты собрались в СР:

- Что творится в Астрахани и чем это может завершиться?

- Кремль очень крупно вляпался. Попал в ловушку под названием «Олег Шеин». Казалось бы, только более-менее смогли решить проблему зимних протестов оппозиции и одержали победу на президентских выборах. И тут попали в капкан! Вырваться из него, избежав крупных потерь, уже не получится. Это поняли Навальный и другие ярые оппозиционеры – теперь Астрахань для них главная битва. Потому что они чувствуют, что здесь схватили Кремль за мошонку.

- Почему Астрахань? Почему это не удалось сделать на Болотной площади и проспекте Сахарова?

Collapse )
мартынко

Ложные пастыри




Ольга Туханина: Церковь Творческой Интеллигенции

“Я уважаю чужую популярность. Хор не может петь фальшиво. Люди не ошибаются. В массовом признании есть главное - массовое признание. Народ уже не первый раз показывает, кого он любит. Показывает точно и твердо. Хотите присоединяйтесь, хотите нет, но не надо потом скакать запоздало”.

Эти слова Михаила Жванецкого были напечатаны на конверте с виниловой пластинкой Александра Розенбаума “Мои дворы” (“Мелодия”, 1986). С тех пор прошло двадцать пять лет, не такой уж и большой срок. Но изменилось всё. О тех же чувствах Михаил Михаилович теперь предпочитает говорить язвительно: “Я бесконечно уважаю чудовищный выбор моего народа”.

Двадцать пять лет назад у Михаила Жванецкого не было собственной телевизионной программы на крупнейшем канале страны. Но его фразы передавались из уст в уста, их знали буквально все. Сегодня, если кто-нибудь цитирует Жванецкого в разговоре, то чаще не свеженькое, с пылу с жару, а именно то, что запомнил в те ещё годы. Парадокс в стиле самого Михаила Михайловича. Двадцать пять лет назад “народный” -- это было для него привычное давно состояние, а сегодня -- только непривычное пока звание.

Что-то кончилось, оборвалось. И ведь не только для Жванецкого. Для очень и очень многих. Вот, казалось, только что: поэт в России больше, чем поэт. А сегодня он уже и не поэт вовсе, а участник модного проекта.

Как так вышло? Что вдруг случилось “с самой читающей между строк страной”? Почему миллионные тиражи толстых литературных журналов в начале девяностых обратились в прах буквально за секунды? Да, тяжелое было время, но когда-то люди во всем себе отказывали, чтобы купить лишнюю книгу. Пальцы стирали, по ночам кумиров перепечатывая. И перепечатки эти слепые брали на ночь, читали, а потом шли на работу.

И вдруг -- как отрезало. Говорят, общество потребления виновато, но в бастионах и цитаделях этого самого общества, на Западе, отношение к литераторам и другим творческим личностям куда более уважительное, чем у нас. Во всех смыслах. Включая размеры гонораров.

Collapse )
мартынко

Подтверждение медицинского факта




Марат Гельман: Малахов вел себя как грешник, который готов простить и понять все что угодно именно потому, что сам грешен и не ему судить. Выглядел по моему симпатичней всех. Собственно он и дал мне единственную интересную мысль из всей передачи: ГЛАВНЫЙ КОНКУРЕНТ ЦЕРКВИ НЕ ИСКУССТВО А ПСИХОАНАЛИЗ.

А я всегда говорил, что "современное исхуйство", одним словом - "гельмантоз" - это клинический случай.
мартынко

Два текста Толокно




Предлагаю сравнить два текста, написанных, якобы, одним человеком. Вот, этот и этот:

Отсутствие прививки перспективистского понимания истины, представлений о ее зависимости от избранной системы отсчета и от языка, на котором эта истина устанавливается и формулируется, ведет к таким особенностям восприятия, как сексизм, эйджизм, ксенофобия и отказ в уважении к неклассическим практикам и отличным от нормативных ценностным и стилевым особенностям жизни отдельных групп общества. Судящие активисток панк-группы Pussy Riot оценивают их деятельность с высоты некритического понятия истины и тем самым предполагают, что существует лишь одна истина, и право ее устанавливать принадлежит только им, судящим. Я называю эту истину патриархальной, сексистской, гомофобной, ксенофобной, традиционалистской и фундаменталистской. Отвергая все другие перспективы и способы мышления, сторонники фнудаменталистской теории единой истины переводят этические, правовые и прочие социальные нормы, а также допустимые пределы отклонения от нормативной модели поведения в ранг обычаев и традиций, т.е. вещей неполитических, не зависящих от результатов общественной дискуссии. Таким образом, отвергается выработанный тяжелым XX веком идеал плюралистской модели устройства общества, предполагающей постоянную политическую конкуренцию различных нормативных систем, постоянное соревнование между альтернативными картинами мира, оказывающих влияние на принятие государственных и иных решений. Вместо соревновательного плюрализма мы имеем последовательную натурализацию одной из возможных картин мира. Той, которой придерживаются бывшие и нынешние сотрудники силовых структур, составляющих нынешнюю российскую политическую элиту. В их число входит и Святейший Патриарх Кирилл.

Collapse )