drug_goy (drug_goy) wrote,
drug_goy
drug_goy

Categories:

Война в восприятии французов

То, что европейцы не знают о нашей войне ровным счётом ничего, сейчас, думаю, ни для кого уже не секрет. Среднестатистический европеец затруднится с ответом на вопрос, на чьей стороне воевал СССР. Нерепрезентативная выборка из моих коллег, среди которых нет ни одного с образованием ниже кандидатской степени, всё-таки поместит СССР в число союзников, но в подавляющем большинстве не вспомнит, чья армия взяла Берлин и что за знамя развевалось на Рейхстагом в майские дни сорок пятого.

Они никогда не слышали о Блокаде Ленинграда. Более того, упоминание Ленинграда неизменно вызывает у них чисто лингвистические, по созвучию, ассоциации со Сталинградом, о котором они, за редчайшим исключением, знают лишь потому, что он отражён в парижской топонимике бульваром и станцией на карте метро. Упоминание о двадцати семи миллионах жертв из числа советских граждан вызывает у них неизменное стекленение глаз с подтекстом "ну, врёт!" либо, в случае пристрастно позитивного ко мне отношения "наверно, числительным ошиблась - иностранка же! ведь двадцать семь миллионов - это почти пол-Франции!"

Даже слависты порой не подозревают о существовании у нобелиата Шолохова рассказа "Судьба человека" и романа "Они сражались за Родину", не-слависты же не подозревают о существовании самого нобелиата Шолохова. Даже историки кино в девяноста процентах случаев не видели фильмов "Летят журавли" (Золотая Пальмовая ветвь Канн), "Баллада о солдате" (премия Давид ди Донателло), "А зори здесь тихие" (номинирован на Оскар). Остальные же убеждены в отсутствии самого понятия советского кино, помимо, конечно, пропагандистских фильмов тридцатых, которые с неизменным вкусом и до дыр засматриваются на многочисленных ретроспективах под дружные зевки залов.


Сама война в восприятии французов, по крайней мере, растворена в сопутствующих понятиях, как-то "высадка десанта", "здесь были боши", "отсюда депортировали". Потому что Война - La Guerre - это Первая Мировая. Там были жертвы, там был героизм. В последний во французской истории раз. Поэтому с тех пор в контексте войны здесь говорят лишь о жертвах, а о героизме не говорят и вообще изгоняют из собственного семантического поля это понятие - в соответствии с французской же максимой " если меня не щупают в транспорте, стало быть, в Париже нет метро". А посему именно о героизме нашего народа с ними и стоит говорить в эти праздничные дни. Что мне сегодня если и удалось, то с переменным успехом.

Трапезничали. Коллеги косились на мой георгиевский бант на груди, прозревая французским своим стилистическим чутьём что-то военное, что-то дискурсивно чувствительное, крамольное что-то. "Почему сегодня?" - спросили. "Праздник же", - говорю, - "День Победы!" - "Так вчера ж был, " - настороженно отвечают. " Ну, фор хум хау, " - отвечаю, - "во Франции вчера, а в России - сегодня, поскольку, как бы это помягче, ну, разный вклад был внесён в победу нашими двумя государствами." Народ запетушился, что, да как, да ты на грубость нарываешься, всё нас обидеть норовишь. Да какая грубость, говорю. Один дом Павлова в Сталинграде продержался дольше, чем вся Франция. Такой вот у нас народ и такие люди - солдаты и не только. А сколько у нас было этих домов Павлова! Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой. "Что ты за чушь несёшь!" - не выдержал одни из коллег и запикал айфоном. "Пикай-пикай,"- говорю, - "поищи в википедии Maison Pavlov". Поискал, нашёл, помрачнел, нахмурился, потом пикнул ещё раз, посветлел радостным лицом: "Дом Павлова - это ж игрушка компьютерная! Синтетический образ, фейк, фикция" - и успокоился, занялся своим десер а ситрон мерэнге, вернулся в своё выложенное пухом идеологическое гнёздышко. Вот думаю: осталась у него в мозгу моя заноза или выдернул, выплюнул, избавился?


источник
Tags: ИСТОРИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments