drug_goy (drug_goy) wrote,
drug_goy
drug_goy

Морские «экстремисты»




Источник: Как рыболовецкий траулер "атаковал" атомный подводный крейсер стратегического назначения

В ночь на 21 сентября в 02 часа 11 минут по местному времени (в Москве было 18 часов 11 минут) рыболовецкий сейнер РС «Донец» на семиузловом ходу (около 13 км/час) врезался в атомный подводный крейсер стратегического назначения К-433 «Святой Георгий Победоносец». Крейсер находился в надводном положении, стоял на бочках в бухте Моховой, при полном боекомплекте баллистических ракет, торпед и никого, как говорится, не трогал.

Ночью в носовой и кормовой частях атомохода горели якорные огни. Полная длина «Победоносца» составляет 155 метров, правда, над водой видно лишь около 140 метров корпуса.

Представьте себе составленных вместе два шестидесятиквартирных пятиэтажных дома и получите представление о масштабах того, что выпирало из воды на пути бесстрашных камчатских рыбачков. Их ржавая посудина, которую можно не напрягаясь переплюнуть даже школьнику, чем дальше уходила от стенки причала, тем быстрее приближалась к бессмертию.

Второй помощник капитана Костя Сорокин решил срезать расстояние, т. е. несколько спрямить рекомендованный курс. Подлодка же проходила процедуру размагничивания. Разумеется, в прямом, а не переносном смысле этого слова. Хотя… не будем забегать вперед.

На траулере

Ночь 21 сентября выдалась особенной. На рейде в Авачинской губе собралось небывалое по нынешним меркам количество боевых кораблей после учений. Слабый ветерок едва шевелил черную гладь бухты, поднимая легкую рябь и гоняя далеко окрест устойчивую рыбную вонь с береговых туковарок.

«Донец» отвалил от причальной стенки, включил навигационную аппаратуру, ходовые огни и отправился в свой славный поход. Капитан дремал в каюте. До подводной лодки было ровно восемь кабельтовых (одна тысяча четыреста восемьдесят один метр и шестьдесят сантиметров). За шесть с половиной минут «Донец» без труда перекрывал это расстояние.

«Святой Георгий Победоносец» легко попал в поле зрения локатора и светился отметкой на треть экрана индикатора кругового обзора. Рядом с ним приветливо светились бочки, между которыми и хотел проскочить наш полуночник.

Рулевой Вася Смирнов видел впереди якорные огни, но их было так много, что глаза разбегались. А второй помощник Костя Сорокин громко материл военных за то, что не дают спокойного житья осоловевшим труженикам моря.

Про огромную отметку на экране, т.е. подлодку, помощник Костя после короткой дискуссии с рулевым Васей подумал: «Ху...я, засветка!..», и высокие переговаривающиеся стороны пришли к очевидному выводу: «Главное – в бочку не врезаться!». С идущим навстречу «Кормчим» они договорились разойтись правыми бортами.

Оперативный дежурный района (позывной «Восход»), отвечающий за безопасное движение судов на рейде Авачинской губы и прилегающей акватории, в переговорах двух рыбаков не услышал ничего странного. Идут себе – и пусть идут куда хотят. Лишь бы не тонули, и ладно.

На подводной лодке

Ночью 21 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы – начала всех христианских праздников, на «Святом Георгии Победоносце» горели якорные огни, светился экран навигационной РЛС, спокойно несли службу вахтенные матросы, и вахтенный офицер терпеливо достаивал свою вахту. Когда радиометрист доложил о приближающейся к подводной лодке малоразмерной низкоскоростной цели, вахтенный офицер не придал этому особого значения. Однако очень скоро настало время придавать настырному тихоходу «особое значение» – но было поздно.

Сухие строчки из корабельного устава не оставляют военморам пути отступления вроде: «Капитан сейнера был пьян». Зато вахта на атомоходе была трезва.

Итак, про устав. Вахтенный офицер обязан: «а) докладывать командиру корабля (старшему помощнику) и дежурному по кораблю обо всех входящих на рейд и выходящих с рейда кораблях и судах, а также обо всем обнаруженном, что может повлиять на безопасность стоянки корабля; в) проверять выполнение рейдовых и портовых правил личным составом корабля и проходящих катеров и шлюпок».

Цель неумолимо приближалась. «Совсем ох…и эти рыбаки! Он что, ослеп?!» – поневоле вырвалось у вахтенного офицера. Почему-то он не догадался включить хотя бы прожектор и ослепить «нападавших», тем самым дав им понять: «Не туда идете».

«Террористы» победоносно приближались к «Георгию Победоносцу». В ходовой рубке началось заметное оживление. Пара минут ушла на размышление: «Что делать?». В конце концов, вахтенный офицер вместе с присоединившимся старпомом решили: «Террористы так не нападают». Обычно они на самолетах, средь бела дня залетают в какой-нибудь небоскреб… Или бомбу в автомобиле где-нибудь возле здания оставят. Но чтобы ночью атаковать черт-те на чем целый атомный подводный крейсер стратегического назначения – этого не может быть!

И правильно, как оказалось, военачальники думали.

Во время и после столкновения

«Донец» попал «Святому Георгию» где-то между кормой и ракетной палубой. Спящий капитан сейнера железный Казимир от удара слетел с койки и несколько секунд не мог понять, что произошло. Тем временем двое в рубке решили обогнуть препятствие и с криком «…твою мать! Все-таки попали в бочку!» заложили руль вправо. Сейнер послушно пошел, куда его направили умелые Васины руки. Слышно было, как зашуршала сдираемая с подводной лодки резиновая обшивка.

«Террористы» пару минут утюжили лодку, пока окончательно стряхнувший остатки сна капитан добирался до мостика.

Итак, слово капитану (из объяснительной записки, стилистика и грамматика сохранены): «Почувствовал удар и прибежал на мостик. И даже после этого не сразу понял, что произошло, т. к. была сплошная темнота. Включив ледовый прожектор, я увидел контур АПЛ».

Казимир Гайдамович писал объяснительную уже утром. Однако события минувшей ночи не отпускали его помутневший рассудок. И он был до последнего уверен, что, уткнувшись носом в подлодку, включив прожектор и осветив лодку буквально в упор, увидел всего лишь «контур АПЛ».

На орущих благим матом героев-подводников Казимир Чеславович не обратил внимания. Они воспринимались как некое шумовое сопровождение к «контуру АПЛ», как прибой, как нежный стук дизеля заблудшего «Донца». «Контур АПЛ», несмотря на исправную работу сейнерного гребного вала, все не исчезал.

Наконец-то быстро оправившиеся от первых и ярких впечатлений морские «экстремисты» решили дать задний ход. Возможно, рулевой Вася Смирнов просто случайно оперся на ручку телеграфа и та застыла в правильном положении. РС «Донец» логично начал движение в противоположную сторону от вмятины на легком корпусе лодки.

Капитан сейнера решил дальше не искушать судьбу. И без того получилось нескучно. Полным ходом он последовал прочь, в чернильную темноту камчатской ночи, подальше от путающихся под форштевнем подлодок. Военные моряки поняли, наконец, что их поимели какие-то залетные рыболовы, загрузились в стоящий рядом катер и устремились в погоню за беглецами. Командир атомохода лично командовал абордажной группой. И тогда «железный» Казимир дрогнул и остановился.

И напрасно. Впервые он так близко от своего капитанского лица видел лицо и руки командира «стратега». Подводники убедились, что на эрэсе все оборудование находится в исправном состоянии и работает в штатном режиме. Лишь второй помощник капитана Костя Сорокин, главный зачинщик бузы, силился извиниться за случившееся. Ему хотелось сделать военморам нечто приятное и поэтому он держался поближе к борту. Если стошнит – так пусть за борт, а не на бравых подводников.

Когда угроза акта «террора» миновала окончательно, РС «Донец» отправился к пирсу судоремонтной верфи имени В. И. Ленина. А «Святой Георгий Победоносец» рано утром снялся с бочек и вернулся в Вилючинск, где командир разъяснил, что «Святого» атаковали пьяные рыбаки на ржавом сейнере.

Прошли еще одни сутки. Вся страна ломала голову: каким образом какой-то еле живой РС мог спокойно протаранить вершину технической мысли, гордость военпрома, и спокойно уйти восвояси? Почему это ржавое чудо-юдо не утопили еще на подходе?

Щелчок по элитному носу подводного флота был настолько обидный, что штаб Тихоокеанского флота не сразу нашел некое внятное объяснение инциденту. Их комментарии выглядели неубедительно: «Не стрелять же по своим рыбакам».

Да, но откуда они могли знать, что это свои? На запрос и сигналы «свои» не отвечали, шли, не сворачивая с курса. Объяснения самих «террористов» выглядят более правдоподобно: они, оказывается, атомоход не заметили. Учитывая их состояние на тот момент, версия выглядит более чем убедительно.

Командование флота собирается подать в суд на ООО «Рыбное» (хозяина «Донца») и потребовать возмещения ущерба за ободранную резину. Те готовы компенсировать вред дарами моря, т. е. рыбой. Пусть только какая-нибудь лодка встанет на размагничивание, а РС «Донец» окажется тут как тут – с икрой и рыбой.
Tags: ПЕРЕПОСТ
Subscribe

  • Обида

    Половцы и печенеги смотрят на поляков, французов и немцев, как на гуано.

  • Женщина

    Мужчина:

  • ЯиБал

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments