drug_goy (drug_goy) wrote,
drug_goy
drug_goy

Кто все эти люди?




"Кто все эти люди?"

Вопрос этот был задан гражданином иностранной наружности, который с недоумением оглядывал толпу в десять тысяч человек, гуляющую по московскому бульвару.

- Литераторы, мессир - иностранцу ответил худой, высокий тип в клетчатом пиджаке.
- Писатели - в разговор тут же вмешался большой чёрный кот, стоящий на задних лапах - Инженеры человеческих душ.
- И что же, все они - писатели? Как интерсно.
- Увы, мессир, ничего интерсного - возразил кот, нахально лорнируя ближайшего к нему литератора - Обычная творческая интиллигенция.

Такое беспардонное поведение Бегемота, и особенно оценки, которые тот давал, не понижая голоса, сильно смущали литератора и он недовольно косился на кота.Бегемот, впрочем, не обращал на возмущённые взгляды ни какого внимания. Он был полностью поглощен своим ислледованием и даже подошёл к литератору поближе.

- Нет, мессир, никакого интереса для нас этот экземпляр не представляет - кот вынес окончательный вердикт.

"Экземпяру" такой вердикт не понравился, но он был рад, что нахальный кот наконец-то оставил его в покое.

- Я имел в виду, что никогда не видел такого большого скопления писателей - пояснил свой интерес Воланд.
- Вы правы - сказал Коровьев, изучая что-то на экране Айфона - Это самая большая концентрация литераторов на квадратный километр в всём мире. Со времени нашего последнего визита в Москву культурный уровень москвичей заметно повысился.
- И что же они здесь делают?
- А давайте спросим у них, - Коровьев поднял руку и защёлкал пальцами
- Эй, человек! Поди-ка сюда, любезный.

Уже почти успокоившийся литератор хотел было возмутиться такой наглости, но вместо этого, почему-то, изобразил на лице подобострастную улыбку, чуть-чуть согнулся в пояснице и на полусогнутых ногах засеменил в сторону иностранца со свитой.

- Чего изволите-с? - спросил он слащавым голосом трактирного полового. Ему показалось, что волосы на его голове сами собою укладываются на прямой пробор. Он даже поднял руку, чтобы это проверить, но пробора на голове не оказалось за полным отсутствием волос.

- Скажи-ка, любезный, - обратился к нему Воланд, обещающим хорошие чаевые тоном - Зачем вы здесь?
- Мы хотим проверить можно ли ходить по Москве и не быть арестованным за это.

Это простое желание вызвало у свиты Воланда неожиданно бурную реакцию. Коровьев схватил литератора за нос, а Бегемот поднёс к его лицу оттопыреный указательный палец, из которого тотчас же, как лезвие кнопочного ножа, выскочил острый коготь.

- Не смей врать мессиру, негодяй - зашипел Коровьев - Ты помнишь, что стало с конферансье?

Литератор выпучил глаза и быстро-быстро закивал головой, показывая, что помнит и врать больше не будет.

- Мы хотим стать классиками - сказал он, когда его нос был милостиво отпущен.
- Стать классиками? Здесь? На площади? - изумлению Воланда не было границ.
- Так точно-с - подтвердил литератор.
- Ну ступай, братец, ступай - Воланд замахал рукой, отпуская литератора.

Литератор, на всякий случай сохраняя лакейскую осанку и недоумевая по поводу чаевых, повернулся и побежал фрондировать дальше.

- Я ни чего не понимаю - сказал Воланд - Объясни мне, Фагот, что здесь происходит?
- Здесь происходит демократия, мессир - Коровьев снял своё треснувшее пенсне и стал его протирать, отчего сразу сделался похожим на профессора, опустившегося до алкоголизма - Сейчас, чтобы стать элитой не нужно ни таланта, ни знаний, ни мало-мальского умения что-либо делать. Нужно просто покричать на площади антиправительственные лозунги и вуаля! ты уже депутат, советник президента, член общественной палаты или один из глобальных мыслителей современности. Элита нации, в общем. Вот и эти решили оседлать протестную волну, чтобы въехать на Парнас.
- И что же, их книги станут больше читать?
- Нет, мессир, не станут. Будет больше коментариев в их блогах и они смогут войти в узкий круг с громким самоназванием "Цвет нации".
- Какая глупость! Это... Я даже не знаю, как это назвать.
- Самопиар, мессир.
- Спасибо, Фагот. Это слово, мне кажется... Что ты делаешь, Бегемот?

Бегемот, успевший уже нацепить на хвост белую ленточку, которую он предусмотрительно отжал у литератора, яростно махал плакатом с буквами "ПЖИВ".

- Становлюсь тигром, мессир. Царём зверей. А то в последнее время моя карьера слегка забуксовала. Я подозреваю...
- Прекрати паясничать. Или я выгоню тебя вон! И, царь зверей - это лев.

Бегемот обиженно засопел и пробомотал в сторону что-то похожее на "тоталитаризм".

- Я всё слышу - сказал Волнад - Сделай мне одолжение - избавься от этой белой пошлости.

Воланд помолчал, вспоминая так бесцеремонно прерванный Бегемотом, разговор:

- То есть, Мастера мы здесь не найдём ?
- Нет, мессир. Его здесь нет. И не будет никогда.
- Ну а Маргариту вы, хотя бы, нашли ? Где она?

Коровьев вновь посмотрел на экран своего Айфона.

- Чистые Пруды. Пяматник Абаю Кунанбаеву - прочитал он.
- Ну, что ж, прогуляемся туда - Воланд вздохнул - Может с ней нам повезёт больше.


отсюда
Tags: ПЕРЕПОСТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments